RSS

Работа с риском для жизни

31.05.2016

31 мая – День пожарной охраны Москвы

«Во время тушения пожарные спасли четверых человек, еще двое были доставлены в городские больницы с ожогами верхних дыхательных путей. Люди были спасены из подвального помещения, где они, по всей видимости, пытались укрыться», — мы привыкли слышать и видеть подобные сообщения и уже давно не воспринимаем их как что-то из ряда вон. И уж, конечно, не задумываемся о том, что за каждым из них скрываются реальные люди.

3-й Колобовский переулок, дом 8, строение 4 – небольшое здание 1870 года постройки неподалёку от цирка на Цветном бульваре. Когда-то здесь располагалось полицейское управление, отдел НКВД. С 1970-х годов – пожарная часть. Караульное помещение, комнаты отдыха, кухня, диспетчерская, учебные классы.

– Учимся постоянно. Иначе нельзя, – заметив мой удивлённый взгляд, улыбается начальник 10-й ПСЧ 21-го ПСО ФПС по г.Москве, капитан внутренней службы Денис Макаров. – Это только в байках пожарный «должен быть глуп, туп и физически развит». Это пошло с тех времён, когда округа и караулы соревновались, кто простым ломом металлическую дверь вырвет. Потому что никаких приспособлений не было, делали всё вручную. Сейчас мы вскрываем сейфовые металлические двери хитрыми приспособлениями.

У нас очень много теории – только последние методические рекомендации больше двухсот страниц. Кроме того, регулярно проводятся занятия в теплодымокамере. Включаются аппараты, идёт симуляция пожара: человек находится в замкнутом пространстве, в клетке. Крики, визг, шумы пожара, обрушения. И бывает, даже в такой учебной ситуации у новичков случаются приступы паники. То же самое – боязнь высоты. Кто-то может на одной ноге стоять на крыше высотки, а кто-то на трёхколенной лестнице начинает трястись уже на уровне второго этажа. Когда сотрудники молодые приходят на службу, это всё выявляется и нарабатывается.

– В советское время многие мальчишки мечтали стать пожарными. Вы были из их числа?

– Как-то раз, гуляя во дворе школы, я видел, как тушили пожар: по соседству горело выселенное здание. Смотрел, как пожарные лезут на горящую крышу, и думал, какая работа у ребят – романтика! Но учиться пошёл на кино-, телеоператора. По стопам семьи. А в 1997-м, вместо армии, выбрал альтернативную службу в пожарной охране. Был шанс уйти через четыре года (по закону засчитывалось за службу в ВС), но как-то прикипел, душа за пожарную охрану болеть стала, плюс молодое пополнение начало приходить – их до ума доводить. С тех пор работаю пожарным.

Знаете, приятно осознавать, что ты приносишь пользу и твои труды не напрасны. За 20 лет это чувство, как ни странно, не ушло. Хотя «батарейка» со временем, наверное, садится у всех.

– Знаю, что у вас есть ведомственные и правительственные награды – за отвагу на пожаре, за спасение погибавших.

– Помните, блэкаут в Москве в 2005-м году, когда пол-Москвы осталось без света и во многих округах горели подстанции? В Красносельском районе горел кабельный коллектор. Мы – туда. Горит, но тушить нельзя, всё под напряжением. Приехали представители городских служб, стали разбираться, где чьи кабели, чтобы отключить. Несколько кабелей остались неопознанными, было непонятно, под напряжением они или нет. А кабели там толщиной с ногу. И тогда было принято решение, личный состав туда не пускать, а произвести пенную атаку, предварительно заземлив пожарный насос… Очень сложный был пожар, там много сотрудников было отмечено.

Серьёзный пожар был в 2007-м, в клубе «911», где было 10 погибших. Клуб был специфический, и погибли – задохнулись, именно те люди, которые находились в дальних комнатах. Причиной возгорания стало «огненное шоу».

Аналогичный пожар произошёл в 2008-м в клубе «Дягилев», в саду «Эрмитаж». Причём, я был в этом клубе раньше – отдыхал с друзьями, и ещё тогда обратил внимание на внутреннюю отделку: сплошные деревянные конструкции и ДСП, обшитые красивой виниловой кожей. Помню, что я тогда ужаснулся: если загорится, это будет «свечка». Впоследствии так оно и случилось… Когда мы приехали на тушение, уже было известно, что в подвале, где располагался пункт проката коньков, – люди. Вход в подвал – в огне и дыму. Деревянные ступеньки прогорели, сверху падают конструкции – попасть через него внутрь никак невозможно. Но по всем строительным нормам и правилам в подвале должно быть два выхода. Опросил местную охрану, указали, где искать. Спустился вниз, вскрыл дверь, в помещении плотное задымление – не то что на расстоянии вытянутой руки, даже ближе не видно. Начал запрашивать оперативного дежурного, тот не отвечает. Я маску снимаю, кричу: «Кто здесь?» И слышу издалека: «Мы здесь!» Понимаю, что времени нет, надеваю маску и аккуратно иду по стеночке, дохожу до двери, открываю её – они уже лежат все вчетвером, дышать нечем, дышат через тряпки. Успокоил их, опять попытался связаться – связь не проходит. Тогда принял решение. Встали паровозиком и потихонечку по стеночке все вместе пошли. А дальше – как в кино, мы идём, а за спиной всё рушится… Вышли. Все живы-здоровы.

– Вам бывает страшно?

– На риск идёшь автоматически, не задумываясь. Анализировать начинаешь потом. Самое главное, чтоб родные не переживали. Родителей я успокаиваю, что прекратил выезды, сижу с бумагами… Дома меня пилят, что я дома не появляюсь (Смеётся). Дома нет праздников и выходных, потому что все праздники и выходные – здесь. У многих возникают проблемы в семье из-за ненормированного графика работы. Мы даже яблоньку рядом с частью посадили, чтобы глаз радовала – потому что сутками здесь, а зелени нет совсем…

Мечта? Только одна – выспаться бы!

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати